Ошибки и искушения плана Барбароссы

Антипов Валерий Иванович Русранд 12.07.2019 20:44 | История 71

ВСТУПЛЕНИЕ

План «Барбаросса» ещё долгое время будет привлекать внимание исследователей, которые будут находить в нём массу новых подробностей и делать важные даже для настоящего времени выводы. Роль неофитов в истории и системе государственного управления как следует ещё не раскрыта и ждёт своих исследователей, которые разберутся в причудливых переплетениях субъективных оценок и объективных обстоятельств.

Основной массив информации, использованной автором, соответствует книге В. И. Дашичева «Банкротство стратегии германского фашизма. Исторические очерки. Документы и материалы. Том I. Подготовка и развёртывание нацистской агрессии в Европе 1933—1941 гг.» Издательство НАУКА, Москва, 1973 г. Приведём некоторые цитаты.

Подписание Гитлером плана „Барбаросса“ (18.12.1940) послужило началом второго периода подготовки войны против СССР. В это время подготовка нападения приняла более широкий размах. Теперь она включала детальную разработку планов всех видов вооруженных сил, планов сосредоточения и развертывания воинских частей, подготовку театра военных действий и войск для наступления. Согласно плану Германия сосредотачивала на границе с СССР 5,5 млн человек своих войск и 0,9 млн человек войск союзников. СССР к 22.06.1941 года смог развернуть на западном направлении только 2,74 млн человек.

План „Барбаросса“ — это не только директива № 21, в которой изложены основные политические и стратегические цели войны против СССР. План „Барбаросса“ включал в себя ряд дополнительных директив и распоряжений главного штаба ОКВ и генерального штаба ОКХ по планированию и практической подготовке нападения на Советский Союз. Наиболее важными из этих документов являлись: директивы по сосредоточению войск и по дезинформации; инструкция об особых областях к директиве № 21 (плану „Барбаросса“); указания о применении пропаганды по варианту „Барбаросса“; директива главнокомандующему оккупационными войсками в Норвегии о его задачах согласно плану „Барбаросса“.

Важным планирующим документом была „Директива по сосредоточению войск“, изданная 31 января 1941 г. главным командованием сухопутных войск и разосланная всем командующим группами армий, танковыми группами и командующим армиями. В ней определялись общие цели войны, задачи групп армий и входивших в них полевых армий и танковых групп, устанавливались разграничительные линии между ними, предусматривались способы взаимодействия сухопутных войск с военно-воздушными и военно-морскими силами, определялись общие принципы сотрудничества с румынскими и финскими войсками. Директива имела 12 приложений, содержавших распределение сил, план переброски войск, карту разгрузочных районов, расписание переброски сил из районов размещения и выгрузки их в исходные районы, данные о положении советских войск, карты с объектами для полетов авиации, распоряжения по связи и снабжению.

Ставка главного командования сухопутных войск Германии особенно строго предупреждала о скрытности и строжайшей секретности проведения всех мероприятий, связанных с подготовкой к нападению на СССР. В директиве указывалось на необходимость ограничить количество офицеров, привлекаемых к разработке планов, причем они должны быть осведомлены лишь настолько, чтобы могли решать поставленную перед ними конкретную задачу. Круг полностью осведомленных лиц ограничивался командующими группами армий, командующими армиями и корпусами, начальниками их штабов, обер-квартирмейстерами и первыми офицерами генерального штаба. Через два дня после подписания „Директивы по сосредоточению войск“ 3 февраля 1941 г. в Берхтесгадене Гитлер в присутствии Кейтеля и Иодля заслушал подробный доклад Браухича и Паулюса (Гальдер находился в отпуске) и, в целом, одобрив разработанный генеральным штабом оперативный план, заявил: „Когда начнутся операции „Барбаросса“, мир затаит дыхание и не сделает никаких комментариев“.

Специальными инструкциями Йодль написал несколько вступительных замечаний в том смысле, что „он показал фюреру проект“, в который прежде сам внес кое-какие изменения. Затем он подытожил „указания“ Гитлера для „окончательной версии“ следующим образом:

Предстоящая кампания есть нечто большее, чем просто вооруженный конфликт; это столкновение двух различных идеологий. Ввиду масштаба вовлекаемой в эту войну территории она не закончится просто разгромом вооруженных сил противника.

Вся территория должна быть разделена на отдельные государства, каждое со своим собственным правительством, с которым мы затем сможем заключить мир. Формирование этих правительств требует большого политического умения и должно основываться на хорошо продуманных принципах». «Любая широкомасштабная революция влечет за собой события, которые в будущем нельзя просто стереть из памяти. Сегодня социалистическую идею в России уже невозможно истребить. С точки зрения внутренних условий образование новых государств и правительств неизбежно должно исходить из этого принципа.

Большевистско-еврейская интеллигенция должна быть уничтожена, так как до сего дня она является „угнетателем“ народа. Прежняя буржуазная и аристократическая интеллигенция, та, что еще жива среди эмигрантов, тоже не должна появиться на сцене. Русский народ отверг бы ее, и она в основном настроена против Германии. Особенно это относится к бывшим Балтийским государствам. Далее, мы должны при всех обстоятельствах не допустить возможности появления националистической России на месте России большевистской, поскольку история показывает, что она тоже снова станет антигерманской.

Наша цель — построить как можно скорее, используя минимум военной силы, социалистические государства, которые будут зависеть от нас. Задача эта настолько трудная, что ее нельзя доверить армии». Основной стратегический замысел Плана Барбаросса сводился к следующему: внезапным мощным ударом уничтожить советские войска до линии Днепр-Западная Двина, с последующим глубоким продвижением германских танковых частей для воспрепятствования отступлению войск Красной Армии вглубь территории. Конечной целью операции является создание щита, разделяющего азиатскую и европейскую части России на главной линии «Волга-Архангельск». В этом случае объекты последнего промышленного региона, который останется в распоряжении русских, Урала, могут быть в случае необходимости уничтожены Люфтваффе.


ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

Оставляя в стороне (своеобразную) географическую терминологию фюрера и его генералов, начнём обсуждение плана Барбаросса с самого главного: так ли уж было необходимо нападать на СССР в 1941 году? В 1940 году после победы над Францией объективно у Ф существовало два варианта действий:

— продолжение войны с Англией при благожелательном нейтралитете СССР;

— разгром СССР (как потенциального геополитического противника) и продолжение войны с Англией.

При выборе первого варианта у Германии один противник: Англия. Риск — измена СССР.

Во втором варианте против Германии сразу два противника: Россия и Англия. Риск — недостижимость быстрого разгрома СССР.

«Измена СССР». В 1940 году отношения СССР с Англией были настолько испорчены финской войной, что Англия и Франция планировали нанести воздушный удар по Баку, а посол Англии был отозван из Москвы. Ф обо всём этом прекрасно знал и вероятность «измены СССР» при трезвом анализе мог бы оценить как нулевую. Тогда Германия сражалась бы с Англией, имея «за спиной» благожелательный нейтралитет СССР, а также поставки продовольствия, угля, нефти и металлов. Но ненависть и презрение к славянам затмили разум фюрера.

«Быстрый разгром СССР». Кампания против СССР была рассчитана на 4 месяца. За это время ни Англия, ни Америка серьёзной поддержки СССР оказать не смогли бы. СССР будет сражаться с Германией «один — на один». В этом случае большое значение приобретает боеспособность войск и твёрдость политического руководства СССР. Боеспособность Красной армии фюрер и германский генштаб оценивали весьма низко. Авиация — отсталая, танковые соединения «слепые» и «инертные», поскольку нет радиосвязи, воздушной поддержки и специализированных топливозаправщиков. Оперативного взаимодействия между авиацией, пехотой и танками нет вообще. Офицеры — безинициативные (за 1937—1940 гг. по приказу Сталина по политическим соображениям было расстреляно более 70 тыс. офицеров высшего командного состава Красной армии). Генералы — современной тактикой не владеют (что выяснилось в финскую кампанию) и грамотно руководить действиями крупных соединений не могут. Поэтому прогноз быстрого разгрома Западной группировки Красной армии считался вполне реальным событием и споров между фюрером и его генштабом не вызывал.

Но был один момент, который тревожил проектировщиков генштаба вермахта: разгром Красной армии и выход на линию Волга-Архангельск ещё не являлся автоматическим концом Восточной кампании, т. е. сочетанием следующих событий:

— капитуляции правительства СССР (по аналогии с Францией) и формирование 4 региональных правительств в европейской части СССР;

— признание Германией 4-х правительств европейской части СССР и подписание с ними мирного договора;

— возвращение в Рейх основной массы войск и концентрация всех усилий на борьбе с Англией и (в перспективе) с США.

Длительность войны определяется величиной «мобилизационного потенциала», а он у СССР велик. Потеряв «Западную группировку», СССР может создать новую армию. Выигрыш кампании и выигрыш войны — разные вещи. Если через 4 месяца СССР не сложит оружия, то через год в войну вступят США и Германии придётся сражаться практически с мировой коалицией, к чему она совершенно не готова. Это прекрасно видел Бек, но после триумфа во Франции фюрер называл его «буй-ревун» и не желал слушать никакую аргументацию.

Офицеров генштабов всех стран (с младых когтей) учат чёткой логике мышления и скрупулёзному анализу каждого элемента операции. Если только в одном месте возникает нестыковка — весь план отвергается. А тут — отсутствие оценки «мобилизационного потенциала» и гипотезы о поведении противника. Но фюрер после Франции возомнил себя гением. Он проигнорировал СТРАТЕГИЧЕСКУЮ НЕОПРЕДЕЛЁННОСТЬ, а это — ошибка, за которую в любой Академии генштаба при защите диплома ставят неуд.

Всех серьёзных и принципиальных генералов (в первую очередь Бека) фюрер уволил с действительной службы ещё в 1937–38 гг. Научные споры между фюрером и генштабом были исключены задолго до появления плана Барбаросса путём создания ОКВ и ОКХ. Уверенность фюрера в капитуляции правительства СССР после разгрома «Западной армии» основывалась на исторической аналогии. 3 марта 1918 года правительство РСФСР после поражения Красной армии подписало в Бресте сепаратный мирный договор, по которому (помимо внушительной контрибуции золотом) Польша, Прибалтика, Украина и Крым отходили к Германии. В 1918 году в Севастополе стояли германские войска. После подписания брестского мира на Западный Фронт были переброшены 44 дивизии, что позволило немцам начать наступление на Париж (см. Приложение 1). Поэтому в 1940 году капитуляция СССР и возвращение основных сил Вермахта в Германию представлялось фюреру вполне реальным событием. Советские пропагандисты извели вёдра чернил доказывая, что потерянные территории вернула России революция 1918 г. в Германии, которую предвидел и стимулировал Ленин. Но реально Германия возвратила эти территории только согласно Версальскому договору 1919 года. Поэтому Крым и Украину пришлось завоёвывать заново, а Польша, Финляндия и Прибалтика стали независимыми государствами.


ДЕТАЛИ ПЛАНА

1. Термин «создание щита» не расшифрован. Не ясно, сколько дивизий необходимо оставить в России после победы и что они должны делать. Только в июле 1941 г. произошла оценка в 56 дивизий и изменение предполагаемой границы Рейха до Урала, а затем до Новосибирска. Формально генштаб был обязан настоять на дешифровке критерия конца операции, т. к. это критерий, по которому судят, стоит или не стоит её начинать. Немецкий генштаб прекрасно видел, что это — длительная война, а фюрер пытался представить её как скоротечную кампанию. Спрашивается, зачем? Ответ: у неофитов в решающий момент принятия решений происходит нарушение логики, которая у профессионалов воспитывается за длительный период обучения. Неофиты не отличают субъективных желаний от объективных оценок.

2. У генштаба и у Геринга не было прогноза развития стратегической авиации Англии и США, хотя уже тогда было ясно, что большие соединения бомбардировщиков могут решать стратегические задачи.

3. Фюрер всё время колебался — стоит или не стоит разрушать колониальную систему Англии, стоит или не стоит высаживаться на острова, что делать с Англией в случае победы и надо ли переселять здоровых мужчин на континент в качестве рабов.

4. Фюрер не интересовался морской блокады Англии (несмотря на докладные записки Деница) и заранее не развернул подводный флот потому, что вообще не планировал войну с Англией. Хотя санкционировал строительство очень дорогих и хорошо вооружённых линкоров (нарушающих морское соглашение с Англией). После «опыта» 1940 г. произошло понимание важности морской блокады и только в 1941 г. начал увеличиваться выпуск подводных лодок. Но «поезд ушёл»: англичане создали эффективную систему защиты конвоев. Это профессиональная ошибка, которую допустил фюрер как главнокомандующий.

5. У фюрера не было чёткого разграничения между двумя войнами: текущей с Англией и планируемой с Россией. Иногда война с Россией преподносилась как вспомогательная операция в стратегическом противостоянии с Англией. Иногда — как главная, о которой он давно мечтал.

6. Для Германии урок I Мировой Войны заключался в том, чтобы не воевать на два фронта. Война с СССР при незавершённой войне с Англией — второй фронт. Но искушение получить «на халяву» огромную часть территории СССР и его ресурсы было слишком велико.

7. Разговоры о том, что Сталин поверил «письму» Гитлера от 15 мая 1941 г., в котором были заверения в дружбе и объяснение концентрации войск на границе — чепуха. Он не верил никому и даже разведке. Стали верил только собственной логике, которая подсказывала, что фюрер пока не допустил грубых логических ошибок и вряд ли начнёт войну на два фронта. Поэтому тянул с решительными действиями. Внешне это выглядело так, что он поверил «письму». Заявление ТАСС от 14 июня 1941 года — это послание Америке (которая колебалась кому помогать в случае войны) и последний тест на вменяемость фюрера. Кстати, оригинал «письма» не найден до сих пор. Скорее всего его уничтожили как очередной компромат. При Хрущёве было три массовых сожжения партийных и государственных документов из всех архивов. Скрывать документы и заметать следы глупости и преступлений «секретностью» — русская национальная «традиция».

8. В стратегических играх сражаются только «потенциальные возможности» противников, а затем делается вывод о целесообразности операции. Фюрер не умел оперировать понятиями «потенциальные возможности Рейха и противников». Для этого надо понимать длинные таблицы и графики прогнозов по численности населения, возможностям промышленности и боевой эффективности вооружений. Эту лошадиную и утомительную работу могут делать только профессионалы генштаба. Аргументацией фюрера были заниженные возможности промышленности СССР и слабость Красной армии, которые преподносились генералам как решающие аргументы. Благодаря английскому (с 1939 года) агенту Канарису, фюрер не знал о существовании «катюши», Ил-2 и Т-34 (а так же внушительных мощностей по их производству). Это был «прокол» фюрера как интегратора. В 1941 году (из-за сокращения подвоза продуктов) Англия была в отчаянном положении и решение фюрера о нападении на СССР было воспринято как триумф английской дипломатии и разведки.

9. В плане Барбаросса нет прогноза ресурсов, остающихся у «поверженной» России. Это профессиональная ошибка верховного командования вермахта. Нет оценки мобилизационного потенциала и прогноза поведения руководства России. Это профессиональная ошибка политического руководства в лице фюрера, который курировал разработку последнего варианта плана Барбаросса.

10. В плане Барбаросса нет прогноза реакции остального мира (Канады, Австралии и США) на новую войну. Было только «Мир затаит дыхание и не скажет ни слова…». Нет оценки ресурсных возможностей этих стран для помощи СССР. Нет оценки возможностей их армии, флота и стратегических бомбардировщиков. Не понять, что Англия приложит все силы для привлечения США на свою сторону — профессиональная ошибка политического руководства в лице фюрера и верховного командования вермахта.

11. В плане Барбаросса нет аргументированного прогноза материальных и людских потерь Германии. Нет прогноза воздействия стратегической авиации на промышленность по выпуску топлива, вооружения и боеприпасов и уменьшения численности отраслевых специалистов. Геринг верил в Люфтваффе и, зная о планах формирования гигантских соединений бомбардировщиков в Англии и США, не запустил в массовое производство практически готовую зенитную ракету «Вассерфаль». Это серьёзная профессиональная ошибка Геринга и верховного командования вермахта.

12. Уже в 1940 г. Германия крайне нуждалась в квалифицированной рабочей силе поскольку много рабочих призвали в вермахт, а в плане Барбаросса нет указаний, что делать с большим количеством военнопленных, которые неизбежно появятся при быстром разгроме Западной армии СССР. Гибель 2-х миллионов русских военнопленных — следствие тевтонского варварства руководства Германии, которое не смогли стереть столетия христианства.

13. В плане Барбаросса не оговорено боевое взаимодействие с Японией и пропорции дележа Сибири. О дележе бегло договорились в июле 1941 г. Следствие — Япония (путём ложной демонстрации, формально не нарушая мирного договора) не «притормозила» появление резерва (части дальневосточных войск Красной армии), который был использован под Москвой. Это профессиональная ошибка верховного командования вермахта.

14. Не учтён нелинейный закон снижения боевой эффективности войск по мере увеличения расстояний от основных баз снабжения, бездорожья и углубления в леса, уменьшения авиационной поддержки. Отсюда переоценка возможностей наступления и ошибка в оценке необходимого количества ресурсов. Не было соответствующего пополнения Центральной группы войск, которая (ещё до контрнаступления-КА под Москвой) понесла большие потери. Это профессиональная ошибка верховного командования вермахта, которая в начале 1942 г. привела к первой истерике фюрера. Неофитам страшно не нравится, когда реальная действительность не соответствует их замыслам.

15. В верховном командовании вермахта не поняли важность южного направления для захвата Сталинграда и Баку. Это вполне можно было бы сделать уже в 1941 году (после захвата Киева), что в 1942 году привело бы к прекращению снабжения топливом центральной части России и к прекращению снабжения оружием с Урала и Сибири. Советский генштаб это понимал и ещё в 1940 г. создал мощную киевскую группировку, которая немцами (с потерей темпа наступления и возросшими потерями войск и техники Центральной группы войск) была уничтожена, но только для того, чтобы снова идти на Москву. Важность Южного направления фюрер понял только весной 1942 г., но время было упущено. Это профессиональная ошибка фюрера и верховного командования вермахта.

Как видим, в плане Барбаросса общего прогноза ситуации после 4-х месяцев войны с СССР не было. Таким образом, план Барбаросса — это большой и до конца не просчитанной план армейской операции с полицейскими и хозяйственными прибамбасами. Это — импровизация дисциплинированного исполнителя (Паулюса), выполненная под контролем фюрера, который (не имея плановой культуры) давал рекомендации в рамках своего ограниченного мировоззрения. Например, в 1939 г. при планировании французской компании Гитлер проявил поспешность и неосмотрительность, пытаясь скорее начать наступление в невыгодном месте. Генштаб с трудом парировал эту глупость. Дата наступления на Западном Фронте переносилась 26 раз. Только в 1940 г. был выбран оптимальный план Манштейна. Быстрая победа над Францией с очень маленькими потерями привела к колоссальному росту авторитета фюрера среди народа и офицерского состава. Но фюрер так и не понял, что это — не его заслуга, а следствие научно-технического прогресса. Персонально — это заслуга генштаба (начиная с Секта) и авиационных и танковых офицеров — изобретателей технологии «блицкрига».

ВОСПИТАНИЕ НЕОФИТА

«Воспитанием» фюрера последовательно занималась сначала американская разведка, а затем английская дипломатия. Американский разведчик Ганфштангель (Пуци) ввёл Ф в высший свет, дал деньги на газету, помогал фюреру в установлении деловых связей и даже написал музыку для отрядов СС. Во время II Мировой Войны Ганфштангель — консультант президента США Ф.Рузвельта по Германии.

Английские политики (святая троица Болдуин-Макдональд-Чемберлен) систематически «закрывали глаза» на перевооружение Германии, захват Рейнской Зоны и захват Австрии и Чехословакии. Они видели, что экспансия Рейха идёт в «правильном» направлении и старались не мешать исполнению их тайного замысла: организации столкновения Германии и СССР.

Генералы-заговорщики (которые ориентировались на Англию) по простоте душевной удивлялись «удачливости» и «популярности» фюрера и были вынуждены переносить сроки выступления против фюрера.

Не получая серьёзного отпора, полуграмотный неофит с живым воображением решил «показать зубки» Польши. «Воспитатели» демонстративно объявили Германии войну 3 сентября 1939 года и разместили войска на границе с Германией. Войска занимались разведкой, играли в футбол и готовились перейти в наступление. Поляки (согласно договорам с Англией и Францией) с надеждой глядели на Запад, но помощь так и не пришла.

По канонам Первой Мировой Германия должна была увязнуть в приграничных сражениях в первые месяцы конфликта. Но вся польская кампания закончилась ровно через месяц потому, что новая технология прорыва позиционных укреплений показала невероятную эффективность. За месяц польская армия перестала существовать, а изумлённые «воспитатели» просто не знали, что и делать. Затем пришёл и их черёд. Быстрый разгром войск Франции и Англии — результат НТП в военном деле. «Блицкриг» по своей эффективности был равносилен применению тактического атомного оружия, если не больше. И что самое интересное — эта технология (разработка которой не скрывалась) до реальной войны игнорировалась генералами Англии, Франции и СССР.

После победы над коалицией в 1940 г. на суше перед фюрером (естественным образом) возникла проблема высадки десанта на Остров. Слабаков надо добить! Но англичане (благодаря РЛС и «Спитфайтерам») выиграли воздушную битву, а без господства в воздухе успешный десант на Остров, который защищает лучший в мире флот, невозможен. Поэтому переправу через Ла-Манш пришлось отложить.

По идее в 1940 году вермахт следовало бы разумно сократить и готовиться к стратегической обороне. Но неофит решил, что у него есть «волшебная палочка», которой он всех победит! Поэтому армию не сокращать, а готовиться к новой войне!

В конце 1940 года фюрер выступил перед генералами как в баварской пивной. Подменив стратегические категории на тактические, он кидал лозунги: «Россия — колосс на глиняных ногах», «Россия — последняя надежда Англии», «Россия — наша Африка», «Это не война, а столкновение идеологий», «война неизбежна». На армейских генералов это подействовало, но генералы генштаба всё поняли и промолчали. После падения Франции авторитет фюрера среди офицеров и народа был слишком велик и публично исправлять глупости фюрера стало опасно. Молох войны и массовое сознание обладают страшной инерцией.

После разгрома вермахтом лучших армий все военспецы мира были просто в шоке. Удержаться от использования новой технологии против СССР фюрер (в силу ограниченности кругозора) уже не мог, хотя Бек ему аргументированно доказал, что выигрыш кампании — это ещё не выигрыш войны. Выиграть Мировую войну Германия не в состоянии из-за ресурсных ограничений. Ну это же очевидно! Для Бека, но не для фюрера.


ПОЛЁТ ГЕССА

Кроме твёрдой веры в собственную непогрешимость и «волшебную палочку» у Ф была ещё одна «домашняя заготовка», которую он решил «испробовать» перед самым началом русской кампании. Это — игра на противоречиях внутри английской элиты. Дело в том, что она раскололась в оценках возможностей фюрера и своих возможностей его перехитрить (не может быть, чтобы эту выскочку нельзя было «подловить» на историческом повороте). В советской печати это преподносилось как раскол элиты на симпатизирующих фашистам и буржуазных демократов. Причём Эдуард VII характеризовался как германофил, который (под влиянием германской пропаганды) отрёкся от престола и женился на дважды разведённой американкой актрисе. За что Черчилль сослал его на Багамские острова. Губернатором (1941—1945 гг.). Но всё было значительно сложнее.

На интервале 1930–1940 годов Британская империя начала испытывать нарастающие трудности в борьбе с молодым хищником (Японией) и национально-освободительным движением в своих колониях. Поэтому значительную часть армии и флота Её Величества приходилось держать между Индией, Африкой и Ближним Востоком. Влиять на европейские дела было практически нечем и некому. А если бросить колонии и собрать войска в Англии, то исчезнут средства к (безбедному) существованию самой метрополии. Поэтому приходилось хитрить, идти на компромиссы и искать моменты для контрударов. «Святая троица» Болдуин-Макдональд-Чемберлен прекрасно знала, что Черчилль (на самом деле) посредственный государственный деятель, но хороший журналист. Он ради «красного словца» и дешёвой популярности может проболтаться и «спугнуть крупную рыбу». Поэтому в 30-х годах они близко не подпускали его к «государственному рулю», спокойно наблюдая его выходки в Парламенте. Но в 1940 году ситуация изменилось: стало ясно, что с гунами придётся серьёзно воевать. Тогда и пригласили Черчилля на Даунинг-Стрит как вывеску «Война с Германией до победы!». Но чем воевать? В 1941 году в метрополии сухопутной армии и танков практически не было.

Фюрер всё это прекрасно знал. Кроме того, знал он и о разработке плана совместной бомбардировки Баку авиацией Англии и Франции. Ну разве это не прекрасно? Свои ребята! Поэтому на всех форумах в 1940 году он клялся в стремлении к миру с Англией. Действительно, почему бы не помочь покладистым и миролюбивым джентльменам? Только надо предложить им «кусок» побольше, от которого они не смогут отказаться.

Рудольф Гесс и его учитель профессор Карл Хаусхофер пришли в отчаянье, когда узнали, что фюрер хочет напасть на СССР. Когда узнали, насколько это серьёзно, решили поправить ситуацию путём челночной дипломатии. Суть комбинации заключалась в том, что Англия должна вместе с Германией выступить против СССР. За это она получит мир, Иран, Афганистан, Среднюю Азию и Казахстан. Британская Империя укрепится, расширится и будет процветать. Разве это плохо? Или мало? Давайте обсудим ваши предложения… Полёт Гесса в Англию был детально проговорен с фюрером. В Первую Мировую Гесс был лётчиком. В мирное время тоже летал, но в качестве хобби. Поэтому подготовка полёта проходила на лётной базе В.Мессершмитта в Агсбурге под руководством лучших фирменных пилотов. Гесс попал в Англию, но связаться с нужными людьми ему не удалось. Черчилль полностью его изолировал, а протоколы допросов и аргументация союза с Германией стали секретными на 100 лет вперёд.

РАЗВЯЗКА

Генералы сопротивлялись фюреру. С 1938 года они несколько раз пытались его «убрать», но судьба его хранила в назидание потомкам. Запоздалая попытка «хирургическим» путём исправить ситуацию летом 1944 года тоже не удалась. В результате 7000 заговорщиков были арестованы и 4980 казнены.

Генералы-стратеги были удалены из генштаба ещё в 1937—1938 гг. Генералы с собственным мнением — удалены из армии в 1941—1942 гг. Генералы-интерпретаторы и хорошие тактики остались, но войну не выиграли.

В результате — германская Империя исчезла и англосаксы занялись «перевоспитанием» немцев. Причём настолько успешно, что их политкорректность и толерантность — пример для подражания всем остальным европейцам. «Убеждённые» фашисты убежали в Аргентину и Чили. Чем они там занимаются и что замышляют — не знает никто.


POST SCRIPTUM

Без помощи англосаксов СССР войну не выиграл бы. Но тогда им самим пришлось бы разбираться с тевтонами. Они бы победили, превратив Европу в радиоактивную пустыню. Но тогда Европе крупно повезло.

Сейчас (после отказа США от ДРСМД) Европа — эта «старя идиотка» — снова рискует превратиться в радиоактивную пустыню. Начало атомной войны автоматизировано и подвержено многим случайным «сбоям». Профессионалы это знают, но масса простых людей в Европе не знает ничего вообще. И никакой тревоги от обоюдной ликвидации ДРСМД не испытывает.

Урок планирования войны в 1941 году показал, что «гении» ошибаются и весьма крупно. «Гениям» в Сенате США (с их ковбойским менталитетом) кажется, что (в случае конфликта) они далеко и останутся в живых. То, что сгорят Германия, Франция, Италия, Румыния, Польша и Англия, им наплевать. Но это — иллюзия. Если после 2-й Мировой исчез III Рейх, то после 3-й Мировой исчезнет континент, на котором расположены США.


ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Э. фон Людендорф констатировал, что Восточному фронту предстояло поделиться с Западным многими силами [Людендорф Э. фон. Мои воспоминания о войне 1914—1918 гг. М.-Мн., 2005. С. 486]. И этот процесс лишь набирал обороты: в декабре 1917 г. — январе 1918 г. с Восточного фронта на Западный отправились 19 германских пехотных дивизий. Осуществлялось это еще до заключения договора — в период перемирия. Причем как раз в период перемирия войсковые переброски достигли максимума: если, как уже отмечалось, за 2 месяца (декабрь—январь) с Русского фронта на Французский убыли 19 дивизий, то в последующие 4 месяца (февраль — май) были переброшены только 25 дивизий.


ПРИЛОЖЕНИЕ 2

ОПЕРАЦИЯ «КОПЬЕ»: АНГЛИЯ И ФРАНЦИЯ ПЛАНИРОВАЛИ НАПАСТЬ НА СССР ЗА ГОД ДО ГИТЛЕРА

77 лет назад стартовала подготовка секретной операции нападения англичан и французов на Советский Союз. Долгие годы ее подробности оставались в «тени». Раскрыть заговор молчания «Комсомолка» попросила писателя, историка спецслужб Геннадия СОКОЛОВА.

УДАР ИЗ СИРИИ И ТУРЦИИ

− Куда было нацелено «Копье», Геннадий Евгеньевич?

— На юг СССР.

Теоретическая возможность удара с воздуха по советским нефтяным месторождениям на Кавказе впервые была рассмотрена в сентябре 1939 г. Этим занимался офицер связи между генштабом и МИДом Франции подполковник Поль де Виллелюм. А в октябре министр финансов Франции Поль Рейно поставил перед ним конкретный вопрос: в состоянии ли французские ВВС совместно с англичанами «подвергнуть бомбардировке из Сирии нефтеразработки и нефтеперерабатывающие заводы на Кавказе»? Ответ был положительным. Вот один из архивных документов той поры. Генеральный секретарь французского МИДа Леже писал американскому послу Буллиту 11 января 1940 года: «Франция не станет разрывать дипломатических отношений с Советским Союзом или объявлять ему войну, она просто уничтожит СССР».

Коротко и ясно, не правда ли?

19 января 1940 года — ровно 77 лет назад! — премьер-министр Франции Эдуард Даладье поставил перед военными конкретную задачу бомбардировки кавказских нефтепромыслов. Его записка о предполагаемой операции по вторжению в СССР была адресована главнокомандующему сухопутными союзными войсками во Франции и заместителю председателя Высшего военного совета генералу Гамелену, а также главнокомандующему французским флотом адмиралу Дарлану.

Идею Даладье поддержал тогдашний премьер Великобритании Невилл Чемберлен. На ее основании были подготовлены планы внезапного нападения на СССР — английский «МА-6» и французский «R.I.P.» («Россия. Индустрия. Горючее»).

Позже союзники объединили их в одну секретную операцию «Копье».

Нападение на СССР планировали начать с бомбардировки городов Баку, Грозный, Батуми, Майкоп и Поти. Удары по объектам на Кавказе и Черноморском побережье должны были нанести 9 групп бомбардировщиков с аэродромов Сирии (подмандатная тогда территория Франции) и Турции, с которой рассчитывали договориться англичане.

Начало операции планировали на 15 мая 1940 года. Затем перенесли на июнь.

20 марта 1940 года в хорошо известном нам сейчас сирийском городе Алеппо состоялось совещание представителей французского и английского генералитета. На нем было заявлено, что к июню 1940 года будет завершено строительство 20 аэродромов первой категории для базирования бомбардировщиков, нацеленных на удар по кавказской нефти.

30 марта 1940 года британский самолёт-разведчик «Локхид-12А», взлетев с авиабазы Хаббания в Ираке, с высоты 7 км провёл фотосъёмку Баку и прилегающих нефтепромыслов. Через 4 дня этот самолёт произвёл разведку нефтеперерабатывающих заводов в Батуми и Поти. Советские зенитки открыли огонь, но безрезультатно.

В протоколе заседаний координационных групп штабов ВВС Франции и Великобритании 4—5 апреля 1940 г. зафиксировано: «Для проведения операции будет использовано от 90 до 100 самолётов в составе 6 французских групп и 3 британских эскадрилий. За каждый вылет они смогут сбросить в общей сложности максимум 70 т бомб на сотню нефтеочистительных заводов».

Дальние бомбардировщики занимали особую роль в британских ВВС. Еще в ноябре 1938 г. англичане установили на бомбардировщике Виккерс «Уэлсли» абсолютный мировой рекорд дальности полета, продержавшийся вплоть до 1945 года — 3600 км при полной бомбовой загрузке. Для операции «Копье» они подходили достаточно хорошо. Слабым местом была лишь скорость — всего 380 км/час.

Что касается самой бомбардировки, то она должна была осуществляться и днем, и ночью с различных высот. В результате налетов Баку планировали разрушить за 15 дней, Грозный — за 12, а Батуми — за полтора дня.

— Чем мотивировали Париж и Лондон агрессию против СССР?

— Поводом стало, по мнению западных историков, введение советских войск в Западную Украину и Западную Белоруссию осенью 1939 г., а затем советско-финская война 1939—1940 гг. Начатые Красной Армией 30 ноября 1939 г. боевые действия против Финляндии побудили Париж и Лондон выступить с угрожающими заявлениями. 14 декабря Лига Наций по требованию британского и французского представителей «за совершенную агрессию» исключила СССР из своих членов.

Провал декабрьского наступления Красной армии в Карелии подтвердил предположения западных специалистов о слабости советских войск, вызванной, в первую очередь, репрессиями против командных кадров. Исходя из этих оценок, Главный военный совет Франции и Англии в январе 1940 г. принял решение направить в Финляндию в феврале—марте экспедиционный корпус численностью в 150 тысяч человек. Вероятность широкомасштабной войны с Советским Союзом в случае прямого военного вмешательства в конфликт на Карельском перешейке не очень смущала союзников, разделявших тогда мнение, что СССР — это «колосс на глиняных ногах и к тому же без головы».

Зная об этом франко-британском решении, советское командование начало повторное наступление на линию Маннергейма 11 февраля, мобилизовав все силы для завершения финской кампании в кратчайший срок, еще до начала переброски западноевропейских «миротворцев» на театр военных действий.

В итоге 12 марта в Москве был подписан советско-финляндский мирный договор, и предлог для «наказания агрессора» вроде бы был исчерпан. Тем не менее, генерал Гамелен представил премьер-министру Полю Рейно (только что сменившему Даладье в Елисейском дворце) докладную записку с изложением плана операции по бомбардировке нефтепромыслов Кавказа.

Евгений Черных / Комсомольская правда


Автор Антипов Валерий Иванович, канд. физ.-мат. наук, старший научный сотрудник ИПУ РАН.

Опубликовано: «Научный диалог: вопросы философии, социологии, истории, политологии» Сб. научных трудов по материалам XV международной научной конференции 01 февраля 2019 года. СПБ, 2019, С. 25–32.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора