Суперкомпьютерная отрасль России падает 9 лет. Почему не замечали раньше?

ИА Красная Весна 11.11.2019 16:37 | Наука и техника 47

Суперкомпьютерная отрасль
Никита Кузьмин © ИА Красная Весна

Оснащение России суперкомпьютерами ухудшается равномерно после 2010 года, 8 ноября заявил член совета по приоритету научно-технологического развития РФ («Переход к цифровым, интеллектуальным производственным технологиям, роботизированным системам, новым материалам и способам конструирования, создание систем обработки больших данных, машинного обучения и искусственного интеллекта») Сергей Абрамов корреспонденту ИА Красная Весна.

В конце октября предприниматель и миллиардер Виктор Вексельберг дал интервью агентству РБК, где заявил, что Россия начинает катастрофически отставать по мощности и по количеству в стране суперкомпьютеров от уровня ведущих стран.

Из публикации агентства у читателя могло сложиться мнение, что данное состояние как-то связано с арестом в марте главы компании-разработчика суперкомпьютеров «Т-платформы» Всеволода Опанасенко.

ИА Красная Весна обратилось с просьбой разъяснить ситуацию в России в сфере оснащения суперЭВМ к Сергею Михайловичу Абрамову — крупному специалисту в этой области, одному из организаторов отрасли.

Сергей Абрамов — доктор физико-математических наук, член-корреспондент РАН (2006); директор Института программных систем РАН имени А. К. Айламазяна; научный руководитель от России программ СКИФ и СКИФ-ГРИД по разработке суперкомпьютеров (проект Союзного государства России и Белоруссии); координатор Национальной суперкомпьютерной технологической платформы.

Сергей Михайлович начал свое объяснение, отклонив утверждение о том, что катастрофическое отставание России в оснащении суперкомпьютерами сложилось только к настоящему моменту, в течение последнего полугода. При этом он считает арест Опанасенко В.Ю. неуместным и вопиюще вредным для отрасли и страны и всячески поддерживает необходимость его освобождения.

Сергей Абрамов отметил, что оценивать состояние отрасли числом суперЭВМ категорически неверно. «Суперкомпьютеры очень разные. Лидер Top500 (мировой рейтинг суперкомпьютеров, — прим. ИА Красна Весна) отличается в 50 раз и более от подавляющего большинства машин этого списка — от 430 систем, 86%. Поэтому в штуках их мерить — самое последнее дело», — пояснил Сергей Абрамов.

Не является здесь показателем и производительность, поскольку для всей отрасли она быстро — по экспоненте — растет. «Поэтому говорить надо о месте страны», — указал специалист. «Интегральный показатель развития суперкомпьютерных дел страны — это доля в мировом пироге вычислительной мощности», — уточнил он свою мысль.

Координатор Национальной суперкомпьютерной платформы рассказал об этом следующее. На июнь 2019 года доля нашей страны в мировом объеме вычислительных ресурсов составляла 0,24%. В то время как в 2010 году этот показатель был равен 2,51%.

Таким образом, доля России упала за 9 лет более чем в 10 раз. Скатывание, как сказал Сергей Абрамов, шло все эти годы примерно с одинаковой скоростью. Последний наш новый отечественный суперкомпьютер попадал в Top500 в 2014 году.

Для оценки уровня цифровизации экономики разных стран член-корреспондент РАН использовал еще один показатель — индекс цифровизации, как он его назвал. Это отношение приведенной выше «доли счета» к доле страны в мировом ВВП. И это действительно показывает, как отметил ученый, насколько производство цифровое.

В 2010 году доля ВВП нашей страны от общемирового ВВП составляла 1,8%, а «доля счета», как сказано выше, 2,51%. Т.е. индекс цифровизации был равен 2,51/1,8=1,4. «Это было очень хорошо. Индекс цифровизации России был больше, чем у Японии и у Евросоюза», — заметил Сергей Абрамов.

Сейчас же доля ВВП страны осталась на уровне 1,8%, а «доля счета» упала более 10 раз до 0,24%. Индекс цифровизации России сейчас хуже в 15 раз, чем у Китая, в 12 раз — чем у США, в 10 раз — чем у Японии, в 7 раз — чем у Евросоюза. Как подчеркнул ученый, не надо ссылаться на разницу в объеме экономик стран, поскольку этот индекс относит количество счета к единице произведенной продукции: в указанное количество раз мы меньше считаем на единицу продукции, мы не цифровые.

В 2010 году у нас была более-менее осмысленная суперкомпьютерная инфраструктура страны, иерархия машин: одна суперЭВМ высшего, 2 — высокого, 2 — среднего и 6 начального уровня. Всего тогда было 11 суперкомпьютеров в Top500. В июне 2019 только два (год назад было три), один высокого и один начального уровня. Для сравнения: у Китая 219, у США 116 суперЭВМ в этом списке.

Фактически, по словам директора Института программных систем РАН, сейчас в России нет суперкомпьютерной инфраструктуры гражданского назначения. Сегодня её нужно создавать. Он подчеркнул, что арест руководителя одного из лидирующих предприятий отрасли, мягко говоря, мешает решению этой задачи.

Напомним, об аресте Всеволода Опанасенко, создателя и бывшего главы (до 30 июня 2019 года) компании-разработчика суперкомпьютеров «Т-платформы», а также компании-разработчика микропроцессоров «Байкал Электроникс», стало известно 27 марта. По словам самого Опанасенко, ему вменяют преступление по ст. 159 ч.4 (мошенничество, совершенное организованной группой, либо в особо крупном размере). Речь может идти о нарушениях при исполнении контракта между «Т-Платформами» и МВД, заключенным в 2016 году и предусматривавшим поставку 9348 компьютеров на российских процессорах «Байкал-Т1» этой организации.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора